Опубликовано: 10.01.2017

Одной из точек роста для начинающего предпринимателя может стать резидентство в бизнес-инкубаторе. Создание своего дела требует времени, затрат на аренду помещения, производственных расходов – преодоление этих проблем может смягчить инкубатор. О том, почему необходимо создавать такие институты развития в самых отдаленных районах республики, рассказал генеральный директор Бизнес-инкубатора РС(Я) Максим Карбушев.

 

ПЯ: Когда и по чьей инициативе началась работа по внедрению института бизнес-инкубирования в республике?

Максим Карбушев: Якутия стала одним из первых в стране регионов, где был внедрен институт бизнес-инкубирования. Импульс исходил, конечно, от руководства республики. Инкубаторы фигурировали в федеральной программе развития предпринимательства, как эффективный инструмент поддержки бизнеса. Они начали открываться по России в 2005 году. И уже в 2006 году в городе Якутске появился первый на Дальнем Востоке подобный объект. Надо признаться, тогда это был больше эксперимент – никто не мог с уверенностью говорить о далеко идущих перспективах. Уже позже, когда стал ощутим эффект от нашей работы, когда был создан бизнес-инкубатор в городе Нерюнгри, стали задумываться о внедрении инкубирования в отдельные районы. А в конце прошлого года глава республики Егор Борисов поставил перед нами задачу – к 2020 года создать инкубаторы во всех улусах Якутии. Можно сказать, начав с эксперимента, за 10 лет работы мы доказали, что бизнес-инкубаторы по-настоящему эффективный и нужный инструмент для развития бизнеса в республике.

 

ПЯ: Существует ли особенности внедрения инкубирования на такой территории, как наша? Или мы можем абсолютно безболезненно перенять опыт других стран и городов, внедрить механизм по готовым лекалам?

Максим Карбушев: Конечно, мы подробно изучили зарубежный опыт инкубирования бизнеса. Инкубаторы хорошо развиты в азиатских и европейских странах – Сингапур, Китай, Австрия, Германия и другие. Там бизнес-инкубаторы в основной своей массе узкоспециализированы, то есть работают по одному направлению. Например, мы были в Австрии, посещали бизнес-инкубатор в одном из городов – там были собраны предприятия, относящиеся исключительно к автомобилестроению. В России же, как и в нашей республике, бизнес-инкубаторы работают по более широкому профилю.

Основные принципы инкубирования везде одинаковые, но, конечно, есть и отличия, объясняемые экономическими, географическими, юридическими и другими особенностями той или иной страны. Мы живем в самом большом регионе самой большой страны мира. А это обстоятельство, с которым необходимо считаться.

 

ПЯ: На развитие какого бизнеса ориентируется Инкубатор? Какие требования предъявляются потенциальным резидентам?

Максим Карбушев: В своей работе мы в первую очередь руководствуемся приоритетными для развития в республике направлениями. Все они прописаны в Схеме комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) – транспорт, связанное с ним сервисное и логистическое обслуживание, ремонт и содержание дорог, строительство и промышленность строительных материалов, жилищно-коммунальное хозяйство, связь, туризм, гостиничный бизнес, предпринимательство в социальной сфере, консалтинг, ремесленничество, деревообрабатывающая промышленность, разработка и внедрение новых технологий, инновационное предпринимательство. В принципе, мы готовы заняться любым проектом, перспективным для развития в Якутии. Исключение составляют несколько видов деятельности, размещение которых в бизнес-инкубаторе запрещено. В принципе, это одинаковый для всей России список – торговлю, финансовые и банковские услуги и ряд других.

 

ПЯ: В республике довольно много институтов со схожими с Бизнес-инкубатором целями – Центр кластерного развития, Технопарк, Арктический инновационный центр… Сотрудничаете ли с ними?

Максим Карбушев: Все институты инфраструктуры поддержки предпринимательства связаны и, можно сказать, работают в связке друг с другом. К примеру, многие наши резиденты, работающие в сфере деревообработки, размещают свои производственные площади на базе Центра кластерного развития. У нас они получают полный комплекс услуг по бизнес-инкубированию своего проекта. То есть мы очень хорошо дополняем друг друга, комбинируя услуги.

ПЯ: Перед вами стоит амбициозная задача – до 2020 года построить бизнес-инкубаторы во всех районах Якутии. Все ли идет по плану?

Максим Карбушев: Да, задача, как вы правильно отметили, амбициозная. Но мы планомерно идем к ее выполнению. Сегодня в республике уже работают 15 инкубаторов в 15 районах. Готовятся к вводу до конца этого года еще 3 новых инкубаторов.

 

ПЯ: Можно ли говорить о первых результатах работы бизнес-инкубаторов в районах?

Маским Карбушев: Приведу лишь несколько цифр. По итогам 9 месяцев работы имущественная поддержка оказана 139 предпринимателям, создавшим 377 рабочих мест. Их общая выручка за этот период составила около 143 миллионов рублей. Муниципальными бизнес-инкубаторами проведено 226 информационно-разъяснительных мероприятий с охватом более 4 600 человек.

 

ПЯ: К каким результатам должна привести реализация плана по постройке сети инкубаторов, охватывающей каждый район республики? Какой эффект это даст предпринимательству Якутии?

Максим Карбушев: Бизнес-инкубаторы существенно повысят выживаемость предпринимательства. Как показывает практика, из числа предприятий, самостоятельно начинающих свою деятельность, выживают обычно 14-30%. В стенах бизнес-инкубатора эта цифра увеличивается до 80%. Мы помогаем предпринимателям встать на ноги, окрепнуть. А предприниматели вносят существенную лепту в укрепление экономики всей страны.

 

источник: деловой журнал “Предприниматель Якутии”